Запад не знает, как дальше вести себя в Сирии